Казнить нельзя помиловать

e74f43915fe477117e4b4df12b235fc0Как часто приходится слышать?
— Поставь себя на его место. Как бы ты себя чувствовала? Все могут ошибиться, никто не застрахован, это могло случиться и с тобой.
Когда один человек может понять и поддержать другого? От чего это зависит? От того, насколько у него развито чувство сострадания? Насколько он отзывчив, не эгоист ли он?

Думаю, поддержать другого можно, прежде всего тогда, когда ты сам уверенно стоишь на ногах и тебе есть на что опираться. Не умея плавать, ты можешь в благородном порыве броситься спасать утопающего, но, велика вероятность, что не только не поможешь ему, но и утонешь сам.

Человеку есть на что опираться, если у него был опыт безусловного принятия и поддержки от родителей. Если родители научили его принимать своё несовершенство и справляться со своими неудачами. Только тогда у него появляется ресурс признавать не только свои ошибки, но и ошибки других. Тогда он может поставить себя на место другого, посочувствовать, поддержать.
В противном случае, в подобной ситуации, происходит следующее. Человек ставит себя на место оплошавшего, но устоять там не может. Нет у него подобного опыта «выживания в переживании», и он проваливается в свои детские травмы, связанные с невыносимым стыдом. Оттуда он не может никого поддержать, а чтобы спастись самому, начинает «нападать».

Мы планировали отпуск, собирались долго и с любовью, выбирали место, составляли маршруты. Считали месяцы, а потом дни. И вот, день настал. На пороге спрашиваю мужа, взял ли он паспорт? Получаю утвердительный ответ. Едем в аэропорт!
Перед регистрацией стандартная процедура проверки паспортов. Молодой человек невозмутимо возвращает мужу документ со словами: «Вы не можете лететь, у вас закончился паспорт».

— Как? Что случилось?
Все просто. Муж по ошибке взял свой старый загранпаспорт, и все планы рушатся.
Я пытаюсь сдержать эмоции, но меня душат слезы, и сбивается дыхание. Я понимаю, что он не нарочно, он тоже очень хотел отдохнуть. Я понимаю, что это могло случиться с любым человеком, но аффект настолько силен, что я ощущаю физическую боль.
Как я могла не проконтролировать? Ведь всего этого можно было избежать! Я остро чувствую собственную несостоятельность и бесполезность. Стыд и страх душат меня, и я проваливаюсь в такие тартарары, что какая там поддержка, я сама на грани «жизни и смерти». И мне любыми средствами надо оказаться как можно дальше от этих переживаний. Не могу я поставить себя на его место – это просто невыносимо!
И единственный способ придать себе уверенности, заземлиться, — это нападать. Обвинять.
— Как же так? Ты же сказал, что взял, как ты мог? Почему ты ведешь себя как ребенок? Почему я все должна контролировать?

Последний вопрос особенно хорош!
Почему же необходимо все контролировать?
Да потому, что так безопаснее! Это способ выживать без того самого принятия, доверия и ощущения базовой безопасности. Да мало ли, чего родители не додали в детстве.

У всех жизнь складывается по-разному. Чтобы приспособиться, психика формирует свои механизмы защиты. Например, контроль. Я буду все контролировать и регулировать уровень безопасности. И тогда никто не сможет мне чего-нибудь недодать.

Поставим смотровые вышки, вооруженную охрану по периметру, собак, камеры.
Но вся эта безопасность — лишь иллюзия. Потому что дом этот без фундамента, и очень велика вероятность оказаться под завалом в любой момент. Это лишь вопрос времени. Но тратить свою жизнь на гонку вооружений или обратить внимание на фундамент, — каждый решает сам.

Оставить комментарий