Как идея смерти спасает человека

photodune-3020221-yin-yan-xs

Смерть – это страшно, потому что неизвестно. Смерть — это грустно, потому что одиноко. Неизбежность смерти вызывает смертную тоску.

А если попробовать так.

Смерть, как переход в следующую жизнь, на новый, более совершенный уровень, т.е. продолжение развития.

Смерть, как повод задуматься о том, что после тебя останется.

Смерть, как возможность единения с природой, которое не многим удается при жизни.

Смерть, как бесконечный источник энергии.

Смерть, как избавление от боли и страданий.

Не правда ли, знакомые воспоминания.

Наказали. Захлебываясь слезами и задыхаясь от обиды, представляю себе, как  лежу в гробу в цветах, а все вокруг безутешно рыдают. Все. И мама, и папа, и бабушка, и братья, и сестры, и ненадежные друзья, и учителя. Все, как один понимают, что были не правы, но поздно. Все кончено. Уже ничего нельзя изменить. Как жаль, что я не увижу своего триумфа!!! Не увижу, я уже ничего никогда не увижу. Темно и очень тихо.  И вдруг, какая-то сила вышвыривает из фантазий, давая понять, что дальше проход запрещен!

А уже никто никуда и не идет. И вместо обиды прилив энергии, и появились какие-то неотложные земные заботы и румянец сквозь сопли и слезы.

Как часто мы в жизни используем эту черту для «подзарядки»?

Любые пиковые переживания не проходят бесследно для психики. Все дело в степени. Приближение смерти помогает острее чувствовать жизнь. Кто-то бросает вызов, кто-то отводит глаза. Кто-то защищается на уровне рационализации. Кто-то обесценивает, шутит и делает вид, что все это для него давно вопрос решенный. Кто-то предпочитает, не шутить, не говорить, даже не думать авось, за ним не придут.

Независимо от того, бросаешь вызов, игнорируешь, боишься, молишься, думаю, главное в том, что эта тема энергетически заряжена. До тех пор, пока идет «соревнование», происходит серьезная энегретическая подпитка.

Соревнование, вызов, страх – это понятно, а как это «победить смерть»? Если боли и страданий невыносимо много, то жизнь сливается со смертью. Чтобы выжить надо стать частью смерти. Тогда она принимает за своего и выдает «белый билет». Люди прошедшие лагеря, умирают в глубокой старости. Но как это жить со смертью внутри?

Смерть с косой, страшная, черная и холодная. А сколько раз она обходила нас стороной? Может быть, именно она предупреждает нас об опасности, а мы не слышим? Может быть ей мы обязаны жизнью? Как часто мы слышим небрежно брошенное: «Да разве это жизнь? Не живу, а мучаюсь. Скорей бы это все закончилось». А где-то её, действительно, ждут. Может быть ангел-хранитель и смерть – это одна контора?

7e6c20334634d2e97f88b0f26b7bd3dd

Мы играем со смертью и играем не честно, постоянно нарушая правила. Мы  делаем вид, что договорились, а сами берем свои слова обратно. Мы поглощены подсчетом добрых дел и переговорами, зачтется ли нам это «наверху» или они вернут нам деньгами. Что скрывается за этой суетой? Чего мы боимся на самом деле? Неужели есть что-то страшнее смерти?

Это старость. Неизвестность – это страшно, но есть поле для надежд и фантазий. А про старость все известно, ее повсюду видно и она так редко бывает достойной и красивой. И, если про смерть мы можем придумывать, кто во что горазд, то со старостью дело обстоит гораздо хуже. Конечно, мы надеемся на лучшее, но так страшно оказаться немощным и одиноким, так страшно перестать хотеть жить, но оставаться при этом живым и ждать с нетерпением, когда за тобой придут.

Как хочется разрешить себе просто быть, ведь на противостояние мы тратим столько сил, а оно совершенно бессмысленно. Разрешить себе быть и со смертью, и с ангелом хранителем, и с Богом, и с чертом. Да, мы знаем друг о друге и это скрывать бессмысленно. И мы постараемся не создавать друг другу хлопот, а может быть, даже замолвить друг за друга словечко, если придется.

Оставить комментарий